Европа: много водки – мало вина

26.12.2007
Европа: много водки – мало вина

Многолетний спор о том, что считать водкой, завершился. ЕС определил толкование водки, которое очень не похоже на традиционное понимание этого напитка в России и на постсоветском пространстве. Теперь водкой считается алкоголь крепостью от 37,5 градусов, изготовленный не только из зерна, но и из картофеля, сахарного тростника, да и вообще из любого сырья.
В итоге встречи министров сельского хозяйства ЕС перечень сырья для изготовления водки оказался существенно расширен. По согласованному решению отныне в Евросоюзе водкой можно называть любой напиток крепостью не менее 37,5 градусов, изготовленный традиционным способом из спирта любого происхождения и разбавленный водой, - сообщает «Росбалт».
Правда, водка не из зерновых культур на торговой этикетке должна быть обозначена «смешанной водкой» с пояснением, на основе какого сырья продукт изготовлен.
На окончательное решение министров повлияла близкая к кризисной ситуация на винном рынке стран Южной Европы. Новое законодательство вступит в силу сразу после того, как будет опубликовано в официальном журнале ЕС.
«Министры сельского хозяйства ЕС успешно покусились на святое для миллионов ценителей этого напитка, – уточняет гендиректор аналитического Центра «СовЭкон» Андрей Сизов. – Против этого решения выступали представители прибалтийских стран, Скандинавии и Польши, настаивающие на том, что спирт, используемый для производства водки, может быть получен только из зерна, картофеля и патоки, ссылаясь на пример виски и рома, где источники сырья для их выпуска строго определены. Однако они оказались в меньшинстве под напором других стран ЕС, жаждущих выйти на $12-миллиардный мировой рынок водки».
«Интересно, как бы к такой оригинальной идее отнеслись французы, если бы в ЕС разрешили называть коньяком любой спиртосодержащий продукт, приготовленный из спирта любого происхождения, при соответствующей маркировке и указании сырья, использованного для производства спирта», – иронизирует Сизов.
Сегодня импорт крепких алкогольных напитков в Россию демонстрирует стабильный рост на фоне определенного роста производства собственной легальной продукции. При этом увеличивается спрос именно на премиальные импортные спиртные напитки: виски, коньяк, текилу и водку.
Более того, вряд ли российские легальные производители водок станут вслед за европейцами расширять сырьевую линейку для производства водочных спиртов за счет некондиционных яблок и отходов производства виноградных вин. «Российские водочные производители не пойдут на это ни в коем случае, – уверен Сизов. – Иначе потеряют часть постоянных потребителей».
Крупнейший импортер продукции с кодом ТН ВЭД 2208 в Россию (по данным НАА - 20,27%) компания Nemiroff не ожидает на российском рынке усиления конкуренции со стороны «западных» водок. «Россияне прекрасно разбираются в том, какой должна быть настоящая водка, – сообщил пресс-секретарь компании Nemiroff Тагир Имангулов. – И за последние годы ни одна водка с Запада не занимала на российском рынке сколь-нибудь существенной доли».
Кстати, Nemiroff использует в производстве водки только зерновые спирты. И никакое другое сырье, в том числе картофель, применять не планируется.
Такая же позиция и у концерна «Оверлайн» (торговые марки «Мягков», SQ). «Мы традиционалисты, и придерживаемся традиционных взглядов, главным образом на продукт, который производим и продвигаем в широкие массы. Водка – это не просто «любой спиртной напиток, крепостью не менее 37,5» - это история, обогащенная традициями, это определенная технология производства, это то, что нельзя сделать из яблок и свеклы. Принятое решение правильнее всего будет отнести к «политике», которая, к сожалению, в данном случае работает не на потребителя, а против него», - считает директор по развитию бизнеса в России концерна «Оверлайн» Иван Бей.
Экспорт российской водки в Европу хоть и растет, но очень не быстро. «Россия продолжает оставаться страной неиспользованных возможностей для экспорта крепкой алкогольной продукции (водки и ЛВИ) и спирта», – говорится в отчете «Структурные изменения алкогольного рынка России в январе-сентябре 2004-2007 гг.» Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА).
Среди причин этого называется много факторов, в том числе и «недостаток денежных средств у абсолютного большинства российских компаний для серьезного выхода на западные рынки и рынки ближнего зарубежья»; и «незаинтересованность государства в продвижении российского алкоголя на западные рынки (отсутствие государственных программ поддержки и продвижения российского алкоголя на мировой рынок)».
Кроме того, в отчете указывается, что в Европе только русскоязычная диаспора видит разницу между российской или не российской водкой, водкой из винограда и водкой из зерна.
В последние 5 лет водка – уверенно растущий сегмент в мировом сегменте крепких напитков. И вполне понятно желание ЕС расширить понятие термина, чтобы на этом фоне резко вырос объем своей так называемой водки. Только алкоголь, подведенный ЕС под водку, может исказить впечатление потребителя в целом. Водка стала неконкретным напитком, с непонятными ожиданиями от ее употребления. Теперь и граппу, и сливовицу можно смело называть водкой.
При этом укрепление позиций европейских производителей крепкого алкоголя проходит в ущерб винодельческой отрасли: министры сельского хозяйства стран ЕС решили сократить площади виноградников и субсидий на производство вина.
По замыслу авторов реформы, Европа должна производить меньше низкосортной винной продукции, сосредоточившись на производстве качественного и дорогого вина. Это повысит конкурентоспособность континента на мировых рынках перед лицом растущего экспорта из стран винного Нового света, в том числе из Австралии, США и Южной Америки. Лишь крупным странам-производителям вина, Франции и Италии, удалось смягчить радикальный дух реформы, в частности, уменьшить вдвое площадь виноградников, подлежащих ликвидации, – пишет «Прайм-ТАСС».
На протяжении десятилетий европейские виноделы получали из бюджета ЕС крупные субсидии для поддержания рентабельности производства. В то же время значительная часть произведенного в Европе ординарного вина не находила сбыта. Излишние «винные реки» приходится перерабатывать в спирт, который используется для технических нужд, в том числе как биотопливо.
«На протяжении последних 10 лет мы наблюдали в Европе рост производства. В то же время происходил рост импорта вина из стран Нового света и падение потребления. Эта реформа была необходима для того, чтобы избавиться от старых рыночных правил», - заявила еврокомиссар по вопросам сельского хозяйства Марианна Фишер Боэль.
Отныне ЕС будет сокращать субсидии на производство вина, но в то же время предоставлять субсидии фермерам, которые решат сократить площадь виноградников.
По прогнозам экспертов, если сектор не будет реформирован, в 2011 г объем не нашедшего сбыта вина в странах ЕС достигнет 15% общего объема производства. Впрочем, по новым нормам, из винограда вполне можно делать и водку, потребление которой как раз растет.

Источник